Последний старец — архимандрит павел груздев: жизнеописание, творчество

Книги Павла Груздева – искренние и трогательные рассказы о его жизни

Рассказы Павла Груздева автобиографичны, они записаны с его слов или со слов своих друзей. Те, кто застали старца при жизни, говорили, что отец Павел обладал талантом рассказчика.

Его речь была полна диалектов и архаизмов, что делало ее более живой и настоящей.

Хлеб называл «папошник», вермишель – «мармишелью», испачкали пол грязной обувью – «насляндали».

Книга Павла Груздева «Родные мои»

Книга Павла Груздева «Родные мои» названа не просто так. Именно с этими словами отец Павел любил обращаться к прихожанам. Теми же словами старец начинал свои рассказы и проповеди.

Рассказы старца повествуют о его жизни. Они не лишены хорошего юмора, изобилуют деталями и колоритными подробностями. Истории Павла берут начало от его детства и описывают весь путь, который он прошел от инока до архимандрита.

Существует небольшой фильм, в котором собраны некоторые беседы старца. В этом фильме Павел Груздев предстает перед нами в последние годы своей жизни. Из-за старости батюшка плохо ходил, был почти слепым из-за побоев следователя еще в 40-е годы. Не смотря на это, отец Павел оставался тем же по-христиански добрым и простым человеком.

Паломники

К отцу Павлу народ ехал со всей страны. У него просили совета, благословения, исцеления от болезней. Он помогал всем.

Так, одна женщина спрашивала его, делать ли операцию её новорождённой внучке, у которой врачи обнаружили порок сердца. Старец велел ей не торопиться – подождать немного и смело ехать на операцию. Когда через полгода, накануне запланированного лечения, девочку обследовали снова, то даже следов болезни у неё не обнаружили.

Батюшка был большим прозорливцем. Был случай – подошла к нему за благословением некая женщина. Она рассчитывала, что великий старец Павел Груздев не может видеть, что за мысли в голове человека, и какие чувства в его сердце. Ей нужно было благословение на выселение из квартиры одного её родственника. Батюшка даже не перекрестил её – сказал: «Уходи, откуда пришла!».

Отец Павел владел не только прекрасным старорусским языком — он отменно изъяснялся на блатном, тюремном жаргоне. Рассказывают, что в начале 90-х, когда в стране был полный раздрай – ни работы, ни еды, постоянные отключения газа и электричества, чудовищная инфляция, когда рост цен на самые необходимые продукты питания опережал рост зарплаты на несколько порядков, обратилась к нему группа молодых мужчин с просьбой помочь советом, что делать, как быть и как жить? Он очень энергично, сдабривая речь отборным матом, посоветовал им возвращаться домой, жениться, нарожать детей и просто жить, ничего не боясь.

Старец Павел Груздев мог одним лишь дружеским похлопыванием по спине навсегда избавить человека от любого недуга. Делал он это без нарочитости, как-то даже по-приятельски. Он был очень простым человеком. Всегда считал своим долгом накормить и приютить паломника или обычного странника, нуждающегося в помощи. Он любил повторять евангельские притчи и часто сопровождал их историями из реальной жизни.

В ленинградской столовой

В своих рассказах отец Павел не боялся выглядеть смешным и нелепым. Так, любил он повеселить товарищей историей о том, как пообедал в одной ленинградской столовой. В этом городе он гостил часто – там у него было много друзей и знакомых.

Приехал он как-то раз в Ленинград, в гости к владыке Никодиму. Тот спешил по делам, и предложил отцу Павлу, пока сам в отлучке, сходить в какую-нибудь столовую и там пообедать. Дал батюшке 25 рублей и уехал.

Отправился старик искать столовую. В одни его не пускали, потому что он был в валенках, в другие, потому что галстук не соответствовал требованиям. В конце концов, нашёл батюшка столовую, где кормили комплексными обедами. Заплатил он деньги, взял поднос с едой, сел за стол, поставил чемодан под стул и приготовился обедать, а ложку прихватить забыл. Делать нечего – вернулся в буфет, где столовые приборы выдавали. Взял ложку, а заодно и стопочку выпил. Подошёл к своему столу и видит, что там уже какой-то мужчина сидит и его суп ест. Что делать? Придвинул к себе батюшка второе, котлету пополам разломил, картофельное пюре разделил. Стакан компота на два разлил, и стал свою половину есть. А мужчина всё это время молча на него смотрел. Закончив трапезу, незнакомец поднялся и ушёл. Отец Павел тоже пообедал и собрался уходить. Хвать, а чемодана-то и нет. Украли?! Огляделся он по сторонам, к кому обратиться, и под соседним столом увидел свою поклажу. Понял старый священник, что чужой обед съел. Испугался он, стыдно стало — схватил свои пожитки, и бежать – через дорогу, в валенках, в длинной рясе, с чемоданом в руке и прямо на красный сигнал светофора.

Последние годы

К лету 1992 года старец практически ослеп, сказались тюремные пытки, переехав в Тутаев, где поселился за неимением средств в келье Воскресенского собора. Слепой, страдающий болями, служит, принимает людей, едущих со всех уголков страны.

Бессребреник, умеющий довольствоваться малым, больной священник порой не имеет денег на лекарства, но никому об этом не жалуется. Много времени пастырь размышлял над понятием совести, без нее, по словам старца, «люди грызут друга, даже не имея зубов».

Важно! Пост, молитва, праведность — вот основные послания батюшки Груздева, говорящего о том, что все перед Богом нужно вершить тайно. Все свои воспоминания и соображения обладающий прекрасным даром рассказчика Павел Груздев оставил в сборниках «Самый счастливый день» и «Родные мои», где простым, народным, живительным языком изложил события собственной жизни, лагерных товарищей и надзирателей, а также России

Все свои воспоминания и соображения обладающий прекрасным даром рассказчика Павел Груздев оставил в сборниках «Самый счастливый день» и «Родные мои», где простым, народным, живительным языком изложил события собственной жизни, лагерных товарищей и надзирателей, а также России.

Перенесенные в жизни страдания только укрепили волю к жизни и любовь к Творцу, воспитав настоящего духовного настоятеля для всех, к нему приходящих.

После Рождества Христова, 13 января 1996 года архимандрит Павел (Груздев) отошел к Господу, оставив будущим поколениям свои книги, притчи и наставления. Похороны проходили под благословением архиепископа Ярославского Ростовского Михея, в присутствии 38 священнослужителей и семи дьяконов, большое стечение народа проводило любимого старца-простака на Тутаевское кладбище.


Могила старца Павла Груздева

Похоронили отца Павла около родителей, на его могиле служатся заупокойные панихиды и постоянно лежат цветы, от паломников, приезжающих и после смерти старца за его наставлениями.

Арест

Через несколько лет монастырь закрыли, многих монахов арестовали, а саму обитель преобразовали в трудовую артель. Павел Груздев и здесь нашёл себе дело. Он по-прежнему занимался сельхозработами, а также, вплоть до мая 1941 года, когда его арестовали, активно участвовал в общественной жизни артели.

Накануне ареста в дом к Груздевым попросился на ночлег некий молодой человек. Радушные хозяева приютили гостя, доверились ему, а он оказался сотрудником НКВД. Гость выведал нужную ему информацию, касающуюся религиозной жизни Павла, и сообщил об этом своим коллегам. Ночью к дому подъехал «чёрный ворон» и Груздева Павла увезли в тюрьму. Фамилию следователя будущий архимандрит запомнил на всю жизнь – Спасский. Он ему все зубы выбил, истязал жестоко. Да только нашему герою признаваться было не в чем, а от веры он даже под пытками отрекаться не стал.

Отправили Павла Груздева в трудовой лагерь под Вяткой, и на долгие годы стал он заключённым номер 513. Но и в тюрьме жить можно – там ведь тоже люди. Политические держались отдельно от уголовников. Их наказывали строже, но и доверяли, почему-то, больше.

Детство Павла

Священник в миру носил имя Павел Груздев. Он родился в Ярославской области в 1910 году. Родиной старца было село Большой Борок.

Происхождение и рождение

Родители мальчика были крестьянами, в дореволюционный годы жили очень богато. У них был большой участок земли, хороший дом, много скотины. Отец и мать поженились в 1910 году. До войны у них родилось трое детей. У мальчика было две сестры. Павел в семье — самый старший.

Семья

С ранних лет он активно помогал родителям. Умел ухаживать за скотиной, разбирался в пчеловодстве, знал названия и предназначение растений, умел обрабатывать землю.

В 1914 году отец ушел на войну. Мать осталась одна со стариками и детьми. То время изменило привычный уклад крестьянских семей. В период службы отца на фронте семья бедствовала. Павел, как самый старший, ходил по деревне, просил хлеб для матери и сестер, носил на спине дрова из леса.

Казахстан

Перевели Павла в Северный Казахстан – отбывать оставшийся срок наказания, а заодно, осваивать целинные земли. Участки давали большие — по три гектара. Хочешь, не хочешь, а брать обязан. И обрабатывать. Дело трудное, но Павел к сельскому труду привычен. Арбузы, дыни, овощи разные, злаки выросли у него на славу, вскоре даже корову завели. Она в тот же год двух телят родила. Благополучие, достаток и сытость пришли в жизнь Павла Груздева – излишки на базар возили, продавали. На вырученные деньги обновы покупали, дома строили. Жизнь потекла своим чередом.

А в 1953 году вышла амнистия. Из дома Груздеву сообщили, что отец с матерью его ждут, скучают. Поскольку без специального вызова бывшим заключённым свободно разъезжать по стране нельзя, сестра Павла, которая жила вместе с родителями в Тутаеве, прислала ему телеграмму, что, мол, мать его, будучи семи десятков лет, родила двойню и находится при смерти. Это было неправдой, но оказалось веской причиной, чтобы разрешить Павлу выезд.

Новая жизнь

Вернулся Груздев в родные места. После долгих мытарств с документами и реабилитацией остался он в Тутаеве. Стал священником, настоятелем храма в селе Верхне-Никульском. Постепенно слава о нём, как о прозорливце и лекаре от Бога, разошлась по всей Ярославской области, а после, и по стране. Народ длинной вереницей потянулся к нему на исповедь, отстоять службу и послушать проповедь.

Уже при жизни шла о нём молва, как о святом праведнике. Такой случай рассказали ленинградцы, которые перед каждым походом приезжали к нему за благословением. Они заметили, что без напутствия архимандрита рыбалка удачной не бывает. Взяли как-то рыбаки вместе с собой, за компанию, товарища, – популярного журналиста. Тот посмотрел всё, послушал, а вернувшись домой, в Ленинград, опубликовал в своей газете пасквильную статью «Житие отца Павла». Взяли её рыбаки и приехали к архимандриту показать. Тот прочитал и велел газету в прорубь выбросить.

Тот журналист к нему больше не приезжал – рыбачил в других местах, но недолго…, до зимы. Отправился он однажды на реку, на подлёдный лов. Сделал лунку, а лёд вокруг потрескался. Он в образовавшуюся полынью провалился. Так и погиб.

Отец Павел любил употреблять в речи фразеологизмы, говорил зычно, на старорусский манер. Советы архимандрита Павла Груздева были очень простыми. Он учил своих прихожан не гордиться и не возвышаться над другими людьми: «Если в человеке простоты нет, значит, он глуп и боится это показать, а может быть скрывает какой-то грех». Это же относилось и к обидчивым – умные, по его словам, никогда не обижаются.

Самого отца Павла сравнивали неслучайно с юродивыми. Одевался он бедно, жил скудно, а с важными и чиновными господами держал себя дурачком – так легче не поддаться на их провокации. Они к нему нередко с проверками приезжали. А он наденет на себя рваную рубаху, закатает одну штанину до колена и давай выгребную яму в сортире чистить. Те постоят-постоят, и уедут ни с чем: разве можно беседовать с человеком, который весь фекалиями перемазан?

Лагерная Литургия

Вместе с Павлом Груздевым срок отбывали священники. Как он говорил, целая епархия набралась – два епископа, монахи, игуменьи монастырей, священники и огромное количество простых верующих. Большой их мечтой было поучаствовать в Божественной Литургии, но на зоне это невозможно. И всё же друзья Павла придумали, как это осуществить. Жена начальника пропусков, Анатолия Комкова, Лёля, была глубоко верующей женщиной. Она-то и упросила мужа позволить заключённым выйти в лес и провести службу. Ответственным за возвращение всех обратно в зону назначили Павла Груздева.

С самого утра женщины торопили Павла. Все боялись, что разрешение отменят, и ничего у них не получится. Однако, в положенное время, большая группа зеков выступила в лес. По дороге насобирали ягод, потом отжали из них сок, а из консервной банки сделали чашу для причастия. Алтарём послужил пень срубленного дерева. Молитвы все помнили наизусть. Служили от души. «Слёз было столько, сколько за всю жизнь не видел», — вспоминал впоследствии Павел.

Вернулись в лагерь все. Никто не убежал, хотя возможность такая была. Никто не хотел подвести Павла.

Через некоторое время, когда заключённых стали по этапу переводить в другой лагерь, начался дождь, и на глазах у всех молния ударила в тот пень. Он сгорел, дабы не осквернили впоследствии освящённое место.

История про Пришествие

Отец Павел Груздев считал, что в каждом человеке нужно стараться увидеть отражение Христа. Он рассказывал такую притчу. Жила в некоем селении женщина. Она была глубоко верующей, соблюдала все православные традиции – регулярно постилась, постоянно творила молитву и часто ходила в церковь.

Однажды приснился ей сон, в котором ей было сказано, что на следующий день по пробуждении, к ней в гости придёт Сам Господь Иисус Христос.

С раннего утра она навела в избе порядок, наготовила вкусной еды – сварила «мармишель», поджарила яичницу, испекла пирог и села у окна ждать Спасителя.

Пришёл к ней соседский мальчик и говорит:

— Мамка моя заболела, упала, встать не может. Пойдём, поможешь, — а женщина ему отвечает:

— Не могу, ко мне Иисус Христос обещался прийти, — ушёл мальчик ни с чем.

Снова сидит женщина у окна. Ждёт. Приходит к ней односельчанин и просит:

— У меня корова рожает. Ты лучше всех в этом деле разбираешься. Пойдём, поможешь, — а женщина ему:

— Не могу, ко мне Иисус Христос должен прийти, — ушёл и мужик.

Дело к вечеру, а Господь всё не появляется. Завернул в её двор странник, попросился на ночлег, но и ему она отказала:

— Я хату вычистила, еды наготовила не для тебя – Христос обещался меня посетить.

День закончился, а Бог к ней так и не пришёл. Легла она спать, и приснился ей ангел. Она его спрашивает, почему Бог к ней исполнил обещания, а ангел ответил:

— Так Он к тебе три раза приходил, а ты Его отвергла.

— Когда же?

— Когда мальчик пришёл за маму просить, когда мужик пришёл, у которого корова рожала, и когда странник попросился на ночлег.

Старца два раза арестовывали и ссылали по одному и тому же делу. Из всех арестованных Павел – единственный выживший

13 мая 1941
Арест Павла Груздева по делу Архиепископа Ярославского Варлаама

13 мая 1941 Павел Груздев, иеромонах Николай и еще 11 человек были арестованы по делу архиепископа Ярославского Варлаама. Первое время в тюрьме Павла содержали в одиночной камере в условиях полной изоляции. Позже, из-за нехватки мест, к нему поместили еще 15 человек. Заключенным не хватало места и воздуха.

На допросах инока Павла пытали. Ему выбили почти все зубы, сломали несколько костей и слепили глаза, из-за чего арестованный начал терять зрение.

Из воспоминаний отца Павла о допросах:

Следовать кричал:

Отец Павел вспомнил, что страха перед следователем не испытывал, но фамилию его не забывал никогда.

Следователь выбил ему все зубы, оставив один «на развод».

1941-1947
Павел Груздев находился в Вятлаге

3 сентября 1941 расстреляли иеромонаха Николая. После расстреляли и остальных арестованных. Одного Павла оставили в живых, его приговорили к шести годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях. С 1941 по 1947 инок находился в Вятлаге.

Отец Павел рассказывал историю о том, как однажды в декабре уголовники отобрали у него валенки, привязали к дереву и оставили босого на морозе на всю ночь. Чудом инок выжил. Павел рассказывал и о другой похожей истории:

Павла назначали обходчиком узкоколейки, по которой вывозили лес с лесоповала. Инок получил статус бесконвойного и относительную свободу перемещения – он мог покидать зону, выходить в тайгу и посещать поселок близ зоны.

Так как в годы войны лагеря снабжали продовольствие плохо, в Вятлаге начался голод. Павел спасал от голодной смерти товарищей, собирая для них в тайге грибы и ягоды. Часть он отдавал охранникам, другую менял в санчасти на хлеб и кормил им ослабевших заключенных.

1949
Отца Павла повторно арестовали по тому же делу

Вместе с окончанием войны Павла освободили. Инок вернулся в Тутаев, продолжил заниматься тем, чем занимался до ареста. Но в 1949 году инока повторно арестовали по тому же делу и сослали в Казахскую ССР. В заключении Павел работал чернорабочим, исполнял обязанности уставщика и чтеца в соборе святых апостолов Петра и Павла. 20 августа 1954 года его освободили как невинно пострадавшего.

Отца Павла арестовывали и ссылали по одному и тому же делу два раза – в 1941 и 1949 году.

1958
Отца Павла признали невинно осужденным

Павел вновь вернулся в Тутаев, жил с родителями. Работал, пел на клиросе и пономарил в Воскресенском соборе. Два раза подавал прошение о посвящении в сан, но ему отказывали из-за судимости. 21 января 1958 года Павла реабилитировали.

Мёд

В своей книге «Родные мои» батюшка вспоминает один случай. Было ему тогда лет 10. Захотел он поесть мёда, а матушка игуменья, настоятельница монастыря, не разрешает. Взял мальчик крысу из капкана, нашёл кусок ветоши, обмакнул его в кадушку с мёдом и обмазал им пойманное животное. Взяв крысу за хвост, он принёс её игуменье, показал и сообщил, что он выловил животное в кадушке с мёдом. Матушка запричитала – продукт, ведь, теперь осквернённым считается и в пищу не пригоден. Велела она мальчику взять кадушку и вынести вон, за пределы монастыря. А он и рад – крыса-то мёд не портила. Сам наелся и сестёр монахинь угостил.

Пришло время идти к исповеди. Маленький Павлуша боится, плачет, а утаить правду не может – покаялся батюшке, пообещал, что больше так делать не будет. Священник грех ему отпустил, но спросил, всё ли они съели? Если нет, то пусть Павлуша и ему нацедит бидончик, а он за него Богу помолится. Сказано-сделано. Принёс и ему мёда.

Писательская деятельность

Свои наставления батюшка записывал. Он обладал замечательным даром рассказчика. Живительной силой своего слова он мог исцелить собеседника.

Самыми знаменитыми книгами священника были:

  1. Сборник рассказов Самый счастливый день.
  2. Родные мои.

Рассказы Самый счастливый день — это повествование всей жизни священника. Одна из глав книги носит такое же название. В ней святой отец рассказывает об одном своем дне в лагере. К ним привезли молодых девчонок. Несколько дней в дороге их не кормили, а дали хлеб перед самым приездом. Увидел Павел, как одна молодая девушка горько плачет. Оказалось, что весь паек за три дня у нее украли.

У Груздева в казарме был сохранен паек на день. Он принес его девушке, но та не взяла, сказав, что не продаст честь. Сунул он девчонке хлеб и убежал за зону молиться. Всю свою жизнь он вспоминал этот день, как самый счастливый в его жизни.

В сборнике рассказов описываются самые важные события Груздева. Начиная от его рождения, заканчивая последними днями. Никогда не унывал старец, не смотря на все, что ему пришлось перенести в жизни. На все он смотрел с любовью, ко всем относился с состраданием и пониманием.

Биография архимандрита очень тяжелая. Много перенес он бед и лишений, не потеряв веру. Молитва, искренняя доброта и глубокая вера помогли ему выжить и стать духовным наставником для верующих.

Советы Груздева

Общение с отцом Павлом возвращало у жизни даже самых убитых горем людей, они становились жизнерадостными, веселыми. Он всегда разговаривал с приходящими к нему просто, используя в своей речи афоризмы, краткие полные образности высказывания, русские поговорки.

Одним из самых важных наставлений считается:

Самое страшное, по словам священника, потерять совесть. Он всегда говорил о том, что человек без молитвы — это птица без крыльев. Нужно ежедневно обращаться к Богу шепотом.

Он умел жить, любить и учил этому окружающих. Наставления всегда были простые на старорусский манер. Своих прихожан он учил жить без гордыни, в любви к близким.

Поститься и молиться святой отец призывал скромно и тихо, чтобы никто не видел. При этом пост нужно соблюдать не только в ограничения еды, но и духовно.

Батюшка говорил о том, что нужно стараться не казаться праведным перед людьми. Это нужно делать тайно, и тогда Господь воздаст и отблагодарит за все.

Юношеские годы и молодость

Восстановить свое хозяйство семья так и не смогла. Мальчик вместе с матерью переехал жить к тетке в монастырь.

Жизнь в монастыре

Этот период своей жизни он вспоминал с особой любовью. В монастыре работал на пасеке, осваивал пчеловодство. Мальчик пас коров и лошадей, пел.

3 января 1930 года монастырь был закрыт. Павлуша перебрался в Хутынский монастырь, который расположен под Новгородом. Здесь он был облачен в рясофор и получил благословение епископа Алексия.

Находясь в монастыре, юноша был работником на Деревяницкой верфи, занимающейся строительством судов. После работы он пел в монастыре и звонил в колокола.

Работа в деревне

В 1932 году закрылся и Хутынский монастырь. Павел вернулся на свою родину к родителям. Здесь он стал работать на скотном дворе Государственной селекционной станции.

В это время произошла авария на Рыбинском водохранилище. Деревня попала в зону затопления. В 1938 году Павел вместе с отцом разобрали сруб дома и сплавили его по реке до Тутаева. Там они поставили новый дом. Юноша стал рабочим на базе «Заготскот», ходил в Леонтьевскую церковь. Так прожил он до 1941 года.

Арест и ссылка

В мае 1941 года Павла арестовали. Перед арестом к нему в дом пришел незнакомый молодой человек, который попросился на ночлег. Его радушно приняли, но постоялец оказался сотрудником НКВД. Ему нужна была информация о религиозных взглядах хозяина дома.

Уже на следующий день Груздева забрали в тюрьму. Его подвергли жестоким издевательствам. Следователь выбил ему все зубы. Но от своей веры Груздев не отказался даже под страшными пытками.

Долгие годы он провел в трудовом лагере под Вяткой. Во время отбывания наказания носил номер 513. Вера помогла настроить быт и в тюрьме. Павел входил в разряд политических заключенных. Они держались в стороне от отбывающих наказание по уголовной статье.

В период заключения работал путеобходчиком. В его обязанности входило следить за состоянием железнодорожных путей. Основным его участком была дорога от лесоповала до лагеря. Работу Груздев выполнял очень ответственно. Благодаря своей должности у него была возможность выходить за пределы лагеря и собирать грибы и ягоды. Заключенные очень страдали от нехватки витаминов, Павел приносил своим товарищам ягоды, чтобы поддержать здоровье. Он сам собирать и сушил лекарственные травы.

Однажды случилась история, которая спасла ему жизнь. Осенью он отправился со своим начальником проверять пути. Был сильный туман, и дорогу не было видно. В один момент что-то попало под колесо машины. Начальник стал кричать на Груздева, обвиняя его в обмане, недобросовестной работе.

Вернувшись в лагерь, Павел решил проверить, что произошло на рельсах. На путях он обнаружил лошадь, которую сбил поезд. Заключенный перетащил ее в канаву. Недалеко он увидел парня, который должен был везти лошадей, повешенным. Павлу никак не удавалось развязать веревку. Тогда он стал молиться, и удавка поддалась. Груздев сделал парню массаж сердца и искусственное дыхание. В результате повешенного удалось спасти.

Спасенный молодой человек оказался немцем. Долгое время он помогал Павлу в заключении. Он каждый день делился с ним хлебом.

В лагере отбывали срок много священников. Они очень хотели организовать Литургию, но в тюрьме это было невозможно. Провести службу помогла жена начальника выдачи пропусков. Она была очень верующей. Женщина уговорила мужа дать возможность заключенным уйти в лес и провести служение. После проведения Литургии вернулись все заключенные.

Последние годы отбывания наказания Павел провел в Северном Казахстане. Там он должен был заниматься освоением целинных земель. Благодаря своим навыкам работы на земле, юноша смог вырастить не только овощи и злаки, но и арбузы с дынями.

Освобождение и возвращение в Тутаев

В 1953 году Груздев попадает под амнистию. Свободно передвигаться по стране заключенным было запрещено. Сестра Павла прислала телеграмму, что их мать находится при смерти. Это дало возможность получить разрешение на возвращение в Тутаев.

Отец Павел, будучи слепым и тяжело больным, проводил службы и принимал у себя паломников

9 марта 1958 года епископ Угличский Исаией хиротонисал Павла в диакона, 16 марта – в пресвитера. В августе 1961 архиепископ Ярославский и Ростовский Никодим постриг Павла Груздева в монахи.

1958 – год, когда старец стал священнослужителем.

Некоторое время Павел служил настоятелем церкви села Борзово Рыбинского района. С 1960 года – настоятель Троицкой церкви села Верхне-Никульскго Некоузского района. К отцу Павлу ехали люди с окрестных областей за утешением и решением разных вопросов.

1983
Отец Павел был рукоположен в сан архимандрита

Павел учил христианской любви с помощью притч, рассказов из жизни. Не копил материальных ценностей, просто одевался и ел. В 1961 году епископ наградил отца Павла фиолетовой скуфьей, в 1963 патриарх наградил его наперсным крестом, в 1971 палицей, а в 1976 – крестом с украшениями. В 1962 Павла хиротонисали в иеромонахи, в 1966 в игумены. В 1983 году отец Павел был рукоположен в сан архимандрита.

В июне 1992 Павел Груздев переехал в Тутаев по состоянию здоровья, стал жить в сторожке при Воскресенском соборе. Слепой и тяжело больной Павел продолжал служить, проповедовать и принимать людей.

Архимандрит умер 13 января 1996 года. Его похоронили на Леонтьевском кладбище Тутаева. Отец Павел был похоронен архиепископом Ярославским и Ростовским Михеем в сослужении 38 священников и 7 диаконов при большом стечении народа.

13 января 1996
Архимандрит Павел умер

В наши дни паломники со всей страны приезжают к месту погребения Павла. Постоянно на могиле старца служатся панихиды.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector