3 июля 1583 года царь иван грозный убил своего сына

Великий Голод

Смерть последнего государя из династии Рюриковичей открыло дорогу к царству Борису Годунову, который фактически был правителем страны еще при живем Федоре Иоанновиче. К тому времени за Годуновым в народе закрепилась репутация «убивца царевича», однако это не сильно его смущало. Путем хитрых манипуляций он все-таки был избран царем, и почти сразу же начал с реформ.

За два недолгих года он провел преобразований в стране больше, чем предыдущие цари за весь XVI век. И когда Годунов уже, казалось, снискал народную любовь, грянула катастрофа – из небывалых климатических катаклизмов на Русь пришел Великий голод, который длился целых три года. Историк Карамзин писал, что люди «подобно скоту щипали траву и питались ею; у мертвых находили во рту сено. Мясо лошадиное казалось лакомством: ели собак, кошек, стерво, всякую нечистоту. Люди сделались хуже зверей: оставляли семейства и жен, чтобы не делиться с ними куском последним.

Не только грабили, убивали за ломоть хлеба, но и пожирали друг друга… Мясо человеческое продавалось в пирогах на рынках! Матери глодали трупы своих младенцев!..» Только в одной Москве умерло от голода более 120 000 человек; по всей стране орудовали многочисленные шайки разбойников. От родившейся было народной любви к избранному царю не осталось и следа – в народе снова говорили о проклятии царевича Дмитрия и о «проклятом Бориске».

Жизнь [ править ]

Дмитрий был младшим сыном царя Ивана IV (« Иван Грозный ») и последней жены Ивана Марии Нагая (их единственный ребенок). Иван умер в 1584 году, и ему наследовал старший брат Дмитрия, Федора I . Федор был болезненным и слабым, а страной управлял совет регентства. Его с 1586 года возглавлял боярин Борис Годунов , зять Федора.

В 1584 году Годунов отправил Дмитрия, его мать и ее братьев во внутреннюю ссылку в удельный город царевича Углич . 15 мая 1591 года здесь при загадочных обстоятельствах скончался Дмитрий.

Таким образом, когда царь Федор умер бездетным в 1598 году, Дмитрий, единственный другой возможный наследник Рюриковичей, также был мертв, и Годунов потребовал престола.

В то время было широко распространено мнение, что Годунов избавился от Дмитрия, чтобы расчистить путь для своей возможной преемственности.

Оружие против Годунова

В наказание за бунт Мария Нагая была пострижена в монахини под именем Марфы, её братья были отправлены в ссылку, самые активные участники бунта из числа горожан были казнены, либо сосланы в Сибирь.

Но это было только начало истории. В 1598 году, так и не оставив наследника, скончался царь Федор Иоаннович. Династия Рюриковичей пресеклась. Земский собор избирает нового царя — Бориса Годунова.

Для противников нового монарха «угличское дело» становится отличным инструментом для порождения в народе недоверия к Годунову. Одним из главных злоумышленников становится Василий Шуйский. Бывший глава следствия по делу о гибели царевича Дмитрия сам мечтает занять трон, поэтому интригует против Годунова изо всех сил.

А тут еще на сцене появляется Лжедмитрий I, якобы чудесно спасшийся от убийц царевич. Ему многие верят, и в итоге в 1605 году, после смерти Бориса Годунова и расправы над его сыном Федором, самозванец занимает трон. Василий Шуйский в очередной раз меняет показания, и признает в Лжедмитрии законного царевича.

Авторы Гайдпарка

  • Рогнеда Колорифер

    А давайте про барахлишечко?

    Читать полностью

  • Петр Новыш

    Что такое Личный творческий план в СССР

    Читать полностью

  • Александр Ларин

    Вот тебе и долдон

    Читать полностью

  • Василий Кириллов

    Нужен ли блок «Москва» на Аллее Городов — Героев у Кремлевской стены?

    Читать полностью

  • валерий рыженко

    Расходник

    Читать полностью

  • Александр Рохмистров

    Россияне считают 43 тыс. руб. достойной пенсией. Да только кто ж им столько даст?

    Читать полностью

  • Екатерина Иванова

    Машина въехала в рождественскую процессию в США

    Читать полностью

  • Бедный Виктор

    Европа бузит

    Читать полностью

  • Юрий Холодов

    О больших кукловодах, которые боятся глобальных проблем.

    Читать полностью

  • Злата Кедрова

    Импортозамещение — зависимость от импорта превысила 75%

    Читать полностью

  • Самый Умный Умный

    Что управляет поведением человека?

    Читать полностью

  • Екатерина Иванова

    У кого есть антитела лучше воздержаться от прививки

    Читать полностью

Сомнительный наследник

Брак Ивана Грозного с Марией Нагой, заключенный в 1580 году, был седьмым по счету, то есть по церковному праву являлся недействительным. Соответственно, и сын от этого брака Дмитрий — третий из переживших младенческий возраст детей царя, прав на престол по сути не имел.

Федор Иванович, взошедший на трон после смерти Ивана Грозного, имел натянутые отношения с Нагими и провозглашать брата наследником престола не планировал. Дмитрий был объявлен удельным князем и отправлен вместе с матерью в Углич, хотя и там Нагие не имели реальной власти — она оказалась в руках назначенного царем дьяка Михаила Битяговского.

Царь Федор был слаб здоровьем, а детей они с женой, Ириной Годуновой, зачать так и не смогли. Таким образом, несмотря на противостояние родовитых бояр и сомнения в законности рождения Дмитрия, он оставался единственным легитимным наследником.

Сведений о мальчике немного. В русских источниках он предстает как ребенок, наделенный всеми мыслимыми достоинствами, тогда как в иностранцы свидетельствовали совсем иное. Так, англичанин Джайлс Флетчер в книге о путешествии по России писал о схожести характеров отца и сына, проявлявших болезненную жестокость по отношению к людям и животным. Упоминается и о помутнениях сознания Дмитрия, вызванных, вероятно, наследственной эпилепсией.

Конец Шуйских

Новым царем стал Василий Шуйский – человек, который в 1598 году ввел следствие по факту гибели царевича Дмитрия в Угличе. Человек, который сделал вывод, что смерть Дмитрия Иоанновича, была несчастным случаем, покончив с Лжедмитрием и получив царскую власть, вдруг признался, что у следствия в Угличе были доказательства насильственной смерти царевича и прямой причастности к убийству Бориса Годунова.

Говоря это, Шуйский убивал двух зайцев: дискредитировал – пусть даже уже мертвого – своего личного врага Годунова, а заодно доказывал, что Лжедмитрий, которого убили во время заговора, был самозванцем. Последнее Василий Шуйский даже решил подкрепить с помощью канонизации царевича Дмитрия.

В Углич была отправлена специальная комиссия о главе с митрополитом Ростовским Филаретом, которая вскрыла могилу царевича и якобы обнаружила в гробу нетленное тело ребенка, которое источало благоухание. Мощи были торжественно привезены в Архангельский собор Кремля: по Москве распространили слух о том, что останки мальчика чудотворные, и народ пошел к святому Дмитрию за исцелением. Однако культ долго не продержался: было несколько случаев смерти от прикосновения к мощам.

По столице поползли слухи о подставных мощах и о проклятии Дмитрия. Раку с останками пришлось с глаз долой убрать в реликварий. А уже совсем скоро на Руси появилось еще несколько Дмитриев Иоанновичей, а династия Шуйских, суздальской ветви Рюриковичей, которые на протяжении двух столетий были главными соперниками ветви Даниловичей за московский престол, прервалась на первом же царе. Василий закончил свою жизнь в польском плену: в той стране, в сторону которой по его приказу когда-то выстрелили прахом Лжедмитрия I.

Конец династии Годуновых

1604 год наконец-то принес хороший урожай. Казалось, беды закончились. Это было затишье перед бурей – осенью 1604 года Годунову донесли, что со стороны Польши на Москву двигается войско царевича Дмитрия, чудом спасшегося от рук убийц Годунова в Угличе в далеком 1591 году. «Рабоцарь», как называли Бориса Годунова в народе, вероятно, осознавал, что проклятие Дмитрия теперь воплотилась в самозванце.

Однако государю Борису не суждено было встретиться лицом к лицу с Лжедмитрием: он скоропостижно умер в апреле 1605 года, за пару месяцев до триумфального вступления в Москву «спасшегося Дмитрия». Ходили слухи, что отчаявшийся «проклятый царь» покончил собой – отравился. Но проклятие Дмитрия распространилось и на ставшего царем сына Годунова – Федора, которого задушили вместе с родной матерью незадолго до въезда Лжедмитрия в Кремль. Говорили, что это было одним из главных условий «царевича» для триумфального возвращения в столицу.

Конец династии Рюриковичей

После того, как весть о гибели царевича разошлась по Русской Земле, в народе поползли слухи о том, что руку к «несчастному случаю» приложил боярин Борис Годунов. Но находились смельчаки, которые подозревали в «заговоре», и тогдашнего царя – Федора Иоанновича, сводного старшего брата погибшего царевича. И основания для этого были.

Спустя 40 дней после смерти Ивана Грозного Федор, наследник Московского трона, стал активно готовится к своей коронации. По его приказу за неделю до венчания на царство вдова-царица Мария и ее сын Дмитрий Иоаннович были отправлены в Углич – «на княжение». То, что последняя жена царя Иоанна IV и царевич не были приглашены на коронование, являлось страшным унижением для последних. Однако на этом Федор не остановился: например, содержание двора царевича сокращалось порой по нескольку раз за год. Спустя всего несколько месяцев с начала царствования он дает распоряжение духовенству убрать традиционное упоминание имени царевича Дмитрия при богослужениях.

Формальным основанием стало то, что Дмитрий Иоаннович был рожден в шестом браке и по церковным правилам считался незаконнорожденным. Однако все понимали, что это только повод. Запрет на упоминание при богослужениях царевича его двор воспринимал, как пожелание смерти. В народе ходили слухи о неудавшихся покушениях на Дмитрия. Так, британец Флетчер, будучи в Москве в 1588–1589 гг., записал, будто от яда, предназначенного для Дмитрия, умерла его кормилица.

Спустя полгода после гибели Дмитрия жена царя Федора Иоанновича, Ирина Годунова, забеременела. Все ждали наследника престола. Причем, по легендам, рождение мальчика предсказали многочисленные придворные маги, знахари и лекари. Но в мае 1592 года царица родила девочку. В народе гуляли слухи, что царевна Феодосия, так назвали дочку родители, появилась на свет аккурат через год после гибели Дмитрия – 25 мая, а царская семья почти на месяц задержала официальное объявление.

Но это было еще не самое страшное знамение: девочка прожила всего несколько месяцев, и скончалась в том же году. И здесь уже стали говорить о проклятии Дмитрия. После смерти дочки царь переменился; он окончательно потерял интерес к своим царским обязанностям, и месяцами проводил в монастырях. Люди говорили, что Федор замаливает свою вину перед убиенным царевичем. Зимой 1598 года Федор Иоаннович скончался, так и не оставив наследника. С ним умерла и династия Рюриковичей.

Последнее проклятие

Смута на Руси закончилась только в 1613 году – с установлением новой династии Романовых. Но иссякло ли вместе с этим проклятием Дмитрия? 300 летняя история династии говорит об обратном. Патриарх Филарет (в миру Федор Никитич Романов), отец первого «романовского» царя Михаила Федоровича, был в самой гуще «страстей по Дмитрию». В 1605 году, его, заключенного Борисом Годуновым в монастыре, освободил как «родственника» Лжедмитрий I. После воцарения Шуйского именно Филарет привез “чудотворные мощи” царевича из Углича в Москву и насаждал культ святого Дмитрия Углицкого – для того, чтобы с подачи Шуйского убедить, что когда-то спасший его Лжедмитрий был самозванцем. А затем, встав в оппозицию царю Василию, стал “нареченным патриархом” в тушинском лагере Лжедмитрия II.

Филарета можно считать первым из династии Романовых: при царе Михаиле он носил титул «Великий государь» и был фактически главой государства.  Царствие Романовых началось со Смуты и Смутой закончилось. Причем второй раз в русской истории царская династия прервалась убийством царевича. Есть легенда, что Павел I закрыл в ларец на сто лет предсказание старца Абеля, касающегося судьбы династии. Не исключено, что там фигурировало имя Дмитрия Иоанновича….

Последнее проклятие

Смута на Руси закончилась только в 1613 году – с установлением новой династии Романовых. Но иссякло ли вместе с этим проклятием Дмитрия? 300 летняя история династии говорит об обратном. Патриарх Филарет (в миру Федор Никитич Романов), отец первого «романовского» царя Михаила Федоровича, был в самой гуще «страстей по Дмитрию».

В 1605 году, его, заключенного Борисом Годуновым в монастыре, освободил как «родственника» Лжедмитрий I. После воцарения Шуйского именно Филарет привез “чудотворные мощи” царевича из Углича в Москву и насаждал культ святого Дмитрия Углицкого – для того, чтобы с подачи Шуйского убедить, что когда-то спасший его Лжедмитрий был самозванцем. А затем, встав в оппозицию царю Василию, стал “нареченным патриархом” в тушинском лагере Лжедмитрия II.

Филарета можно считать первым из династии Романовых: при царе Михаиле он носил титул «Великий государь» и был фактически главой государства. Царствие Романовых началось со Смуты и Смутой закончилось. Причем второй раз в русской истории царская династия прервалась убийством царевича. Есть легенда, что Павел I закрыл в ларец на сто лет предсказание старца Абеля, касающегося судьбы династии. Не исключено, что там фигурировало имя Дмитрия Иоанновича.

Почему царевич Дмитрий стал последним представителем династии Рюриковичей?

Родился 19 октября 1582 г. в Москве. Он был младшим из четырёх сыновей русского царя Ивана IV Грозного. Двое из его старших братьев и сестёр умерли ещё до его рождения. Другой его брат Дмитрий утонул в реке, а Ивану суждено было быть убитым во время семейной ссоры собственным отцом.

Когда отец Иван Грозный умер, его трон занял Фёдор. Он был не очень умным, и по мнению некоторых историков, есть свидетельства о наличии у него предпосылок к психическим заболеваниям.

Интересно, что по словам иностранных послов, мальчик оказался характером в отца. Он плохо высказывался про Годунова и многих бояр.

Например, однажды он придумал вроде как детскую забаву. Он приказал слепить снеговиков, каждому из которых дал имена известных бояр. Затем он своей саблей рубил снеговикам головы, озвучивая, что подобным образом он поступит и с боярами, когда воссядет на российском престоле.

Властвовал от имени Дмитрия Борис Годунов. Он не делал этого, разумеется, бескорыстно. Борис Годунов рассчитывал на то, что в случае смерти не имеющего наследника Фёдора, он сам станет царём. На пути у него стоял только маленький царевич Дмитрий. Сохранение его жизни было крайне важным, потому что в той ситуации он оставался последним человеком, который мог поддержать владычество династии Рюриковичей.

Княжеские палаты в Угличском кремле, где жил Дмитрий с матерью

Это интересно: 1272,Окончание процесса объединения русских земель, создание государства российского

Предыстория

В первую половину правления царя Фёдора Иоанновича, сына Ивана IV, реальными правами на русский престол обладал младший брат царя — Дмитрий Иоаннович, удельный князь Угличский. Но в Москве не все признавали эти притязания, так как царевич был сыном от шестого брака Ивана Грозного с Марией Нагой, который считался недопустимым с церковной точки зрения.

После смерти Ивана IV Мария Нагая вместе с сыном переехали в Углич, где заняли княжеские палаты. Московский и угличский дворы относились друг к другу с долей неприязни. Есть сведения, что Борис Годунов будто бы приказал не упоминать в ектениях имя Дмитрия Иоанновича, о нём умалчивалось в официальных случаях. Помимо этого, в Углич был послан дьяк Михаил Битяговский, которому был поручен надзор над Нагими.

Несомненно, такой контроль не мог им нравиться, что выливалось в постоянные ссоры с Битяговским. Неприязнь Нагих к московскому правительству могла объясняться и другими причинами: Мария Нагая не была удовлетворена отдалением от столицы (по сути, это была ссылка в захолустье), а её братья, как можно полагать, были недовольны тем, что, несмотря на свойство с покойным царём, не имели никакого влияния на политическую жизнь страны.

Про самого царевича Дмитрия ходило много слухов. Иностранцы вспоминали, как однажды царевич повелел сделать из снега чурбанов и каждый из них назвать именем московского боярина, а потом взял саблю и начал рубить эти чурбаны, приговаривая, что если он станет царём, то именно так будет сделано с московским боярством. По позднейшему сообщению Авраамия Палицына, Дмитрий грубо отзывался об окружении своего брата Фёдора Иоанновича, включая Бориса Годунова. Именно с этого времени начали «сеяться» слухи, что московское правительство хочет устранить наследника. Об этом мы можем судить на основании заметок английского дипломата Джайлса Флетчера, который в конце 1580-х писал:

Жизнь царевича находится в опасности от покушений со стороны тех, которые простирают свои виды на обладание престолом в случае бездетной смерти царя. Кормилица, отведавшая прежде него какого-то кушанья, как я слышал, умерла скоропостижно. В молодых летах в нём начинают обнаруживаться все качества отца. Он, говорят, находит удовольствие в том, чтобы смотреть, как убивают овец и вообще домашний скот, видеть перерезанное горло, когда течёт из него кровь, и бить палкой гусей и кур до тех пор, пока они не издохнут.

Это интересно: Тяжёлый танк КВ-4 (видео)

Конец народного доверия

До сих пор историки спорят, был ли «царь ненастоящим». Впрочем, наверное, мы об это никогда не узнаем. Сейчас мы можем говорить только о том, что Дмитрию так и не удалось возродить Рюриковичей. И снова роковым стал конец весны: 27 мая в бояре под руководством Василия Шуйского устроили хитроумный заговор, во время которого был убит Лжедмитрий.

Народу объявили, что царь, которого они еще недавно боготворили, является самозванцем, и устроили публичное посмертное поругание. Этот абсурдный момент окончательно подорвал народное доверие к властям. Простые люди не верили боярам и горько оплакивали Дмитрия.

Вскоре после убийства самозванца, в начале лета, ударили страшные морозы, которые уничтожили все посевы. По Москве поползла молва о проклятии, которое бояре навлекли на Русскую Землю, убив законного государя. Кладбище у Серпуховских ворот столицы, на котором погребли самозванца, стало местом поломничества у многих москвичей.

Появилось много свидетельств о «явлениях» воскресшего царя в разных концах Москвы, а некоторые даже утверждали, что получили от него благословение. Испугавших народных волнений и нового культа мученника, власти выкопали труп “вора”, зарядили его прах в пушку и выстрелили в сторону Польши. Жена Лжедмитрия Марина Мнишек вспоминала, когда тело ее мужа тащили через кремлёвские ворота, ветер сорвал с ворот щиты, и невредимыми, в том же порядке установил их посреди дорог.

Официальная версия

Следственная комиссия постановила, что причиной смерти царевича послужил несчастный случай вследствие приступа «черной болезни падучей» — эпилепсии, о чем и сообщила царю и боярам в докладе от 2 июня. Материалы следствия содержат подробные детали, позволяющие и сегодня реконструировать произошедшее.

В день гибели мальчик гулял во дворе в сопровождении мамки, кормилицы и постельницы, а также четырех сверстников. Дети стали играть «в тычки» — игру, во время которой нужно бросать ножи или другие острые предметы в землю определенным образом. В тот момент, когда в руках у царевича Дмитрия оказался нож (или возможно большой гвоздь) начался новый эпилептический припадок, мальчик упал на землю случайно напоролся шеей на острие.

Заболевание было наследственным, вероятно им страдал и отец ребенка — Иван Грозный. Комиссия также выяснила, что погода была жаркой, а ребенка тепло одели, к тому же он ел в тот день всего один раз и был голоден, а утром отстоял службу в душной церкви — совокупность этих обстоятельств вполне могла стать причиной очередного припадка.

Мать царевича Дмитрия за недосмотр за наследником и попытку бунта была пострижена в монахини, ее братья по аналогичным обвинениям отправились в ссылку. Участники народных волнений в Угличе после пыток были высланы либо казнены.

Набат в Угличе

Для царевича Дмитрия, младшего сына Ивана Грозного (от последнего брака с Марией Нагой, который, кстати, так и не был признан церковью) все закончилось 25 мая 1591 года, в городе Угличе, где он в статусе удельного князя Угличского, находился в почетной ссылке. В полдень Дмитрий Иоаннович метал ножи с другими детьми, входившими в его свиту.  В материалах следствия по факту смерти Дмитрия есть свидетельство одного отрока, игравшего вместе с царевичем: «…играл-де царевич в тычку ножиком с ними на заднем дворе, и пришла на него болезнь – падучей недуг – и набросился на нож». Фактически эти показания стали главным аргументом для следователей, чтобы квалифицировать смерть Дмитрия Иоанновича как несчастный случай. Однако жителей Углича доводы следствия вряд ли бы убедили. Русские люди всегда больше доверяли знамениям, нежели логическим заключениям «человеков». А знамение было… И еще какое! Почти сразу же после того, как сердце младшего сына Ивана Грозного остановилось, над Угличем разнесся набат. Звонил колокол местного Спасского собора. И все бы ничего, только звонил колокол сам по себе — без звонаря. Об этом гласит легенда, которую угличане на протяжении нескольких поколений считали былью и роковым знаком.

Когда жители узнали о смерти наследника, начался бунт. Угличане разгромили Приказную избу, убили государева дьяка с семьей и нескольких других подозреваемых. Борис Годунов, который фактически управлял государством при номинальном царе Федоре Иоанновиче, спешно отправил в Углич стрельцов на подавление мятежа. Досталось не только мятежникам, но и колоколу: его сорвали с колокольни, вырвали «язык», отрубили «ухо» и публично на главной площади наказали 12 ударами плетей. А затем его вместе с другими бунтарями отправили в ссылку, в Тобольск. Тогдашний тобольский воевода князь Лобанов-Ростовский велел запереть корноухий колокол в приказной избе, сделав на нем надпись «первоссыльный неодушевленный с Углича». Однако расправа над колоколом не избавила власти от проклятия – все только начиналось.

Приключения опального колокола

А вот здесь вас ждёт ещё одна удивительная, но действительно имевшая место история. Дело было в том, что как подстрекателя к бунту решено было наказать и древний колокол, набат с которого созвал толпу народа к месту Угличской трагедии и таким вот образом вызвал народный бунт.

Да, да, всё так и было! В наказание его сбросили со Спасской колокольни, отрезали «язык» и отослали в Сибирь.

Уж не знаю, как воспринял колокол такое суровое наказание, а вот для людей, которые на руках несли его к месту ссылки, это точно было мучением!

«Первоссыльный неодушевлённый с Углича»- такую надпись на нём велел сделать местный воевода. Долгую жизнь и много невероятных приключений пережил ссыльный колокол.

И вот в 1892 году с высочайшего разрешения самого императора Александра-3, после почти 300-летней ссылки — колокол был амнистирован. С большим почётом вернулся он на родину.

Сейчас бывший опальный колокол, ставший одним из главных экспонатов, хранится в музее Углича, в относящейся к нему Церкви Димитрия на крови.

Отец и братья Дмитрия

Еще за десять лет до угличских событий по поводу престолонаследия, казалось, нечего было беспокоиться. У Ивана Грозного было два сына, вот-вот должен был родиться третий. Наиболее подходящим для трона, по мнению многих историков, был как раз старший — Иван. Но во время одной из ссор Грозный так избил его, что тот после этого умер (см. знаменитую картину Ильи Репина). Таким образом, в 1584 году на трон сел средний сын — Федор. В характере Федора начисто отсутствовали качества, необходимые для царского служения. С детства он был тих, богомолен и больше обращал свои очи горе, нежели на грешную землю. В исторической литературе его принято называть полуидиотом, но это, конечно, не так. Просто он родился для монастыря, а вынужден был управлять огромной и неспокойной, неустроенной державой.

Иногда, впрочем, на него находили приступы бешенства (отцовская кровь все-таки сказывалась) — говорят, бывало, он побивал палкой своего шурина Бориса Годунова, но это были редчайшие случаи. Вообще же, при Федоре именно Борис Годунов управлял страной — этот факт не вызывает сомнений. Но вот хотел ли Борис сесть после Федора на трон, — это еще вопрос.

Интриги вокруг бастарда

Еще до 1589 г. власти разослали но всем церквам приказ, воспрещавший упоминать на богослужениях имя Дмитрия па том основании, что он зачат в шестом браке, а следовательно является незаконнорожденным.

Такой приказ, утверждал английский посол, отдал священникам сам царь вследствие происков Бориса Годунова. Церковные правила строго воспрещали православным вступать в брак более трех раз. При жизни Грозного никто не смел усомниться в законности его последнего брака.

Борис Годунов. Конец XVII в.

После его кончины все изменилось. Родне Дмитрия оставалось надеяться на царское завещание. Отцовское благословение само по себе утверждало взгляд на царевича как на законного наследника престола. Уничтожение завещания лишило претензии угличского князя юридической базы.

Неизвестно, в самом ли деле Нагие устраивали заговоры с Шуйскими, как то утверждал Годунов. Во всяком случае и те и другие подверглись преследованиям почти одновременно.

Не позднее 1588 г. власти арестовали и заточили в монастырь Петра Нагого, сына любимца Грозного Афанасия Нагого. Считалось, что самого Афанасия Нагого убили сразу после смерти Ивана IV. На самом деле в «дворовом» списке царя Федора можно обнаружить сведения о том, что в 1588 г. его держали под арестом в Ярославле. Приставом у него был дворянин Жеребцов, доверенное лицо Бориса.

Царица Мария Нагая литография по эскизу В. Бабушкина, середина XIX века

Помимо этого, в Углич был послан дьяк Михаил Битяговский, которому был поручен надзор над Нагими.

Несомненно, такой контроль не мог им нравиться, что выливалось в постоянные ссоры с Битяговским. Неприязнь Нагих к московскому правительству могла объясняться и другими причинами: Мария Нагая не была удовлетворена отдалением от столицы (по сути, это была ссылка в захолустье), а её братья, как можно полагать, были недовольны тем, что, несмотря на свойство с покойным царём, не имели никакого влияния на политическую жизнь страны.

Борис Годунов — виновен или нет?

Но вернёмся к трагической дате: в май 1591 года, когда полным ходом шло расследование загадочной смерти молодого Дмитрия царевича убиенного.

В ходе исторического расследования дела царевича Дмитрия или как его называли — «Угличского дела» членами комиссии было опрошено примерно 150 человек. Комиссия эта была создана Борисом Годуновым, чтобы отмести обвинения многих, подозревавших именно его в убийстве царевича, который со временем мог бы стать угрозой для власти Годунова в государстве.

А царевича похоронили в храме в честь Преображения Господня в Угличе.

Около могилы, где он похоронен, со временем образовалось детское кладбище. Но почти сразу в народе возникла версия о проклятии царевича Дмитрия, о том, что он всё-таки жив и где-то скрывается. По этой причине в разное время в России появлялось 3 человека, которые выдавали себя за чудом спасшегося царевича Дмитрия и претендующих на царствование.

Чтобы защититься от тех Лжедмитриев, кто выдавал себя за царственного отрока, и показать, что Дмитрий действительно умер и похоронен, по приказу царствующего тогда Василия Шуйского вскрыли могилу ребёнка. Как описывают это событие очевидцы, по церкви разнеслось благовоние, а в могиле лежал нетленный детский труп.

Последнее проклятие

Смута на Руси закончилась только в 1613 году – с установлением новой династии Романовых. Но иссякло ли вместе с этим проклятием Дмитрия? 300 летняя история династии говорит об обратном. Патриарх Филарет (в миру Федор Никитич Романов), отец первого «романовского» царя Михаила Федоровича, был в самой гуще «страстей по Дмитрию». В 1605 году, его, заключенного Борисом Годуновым в монастыре, освободил как «родственника» Лжедмитрий I.

После воцарения Шуйского именно Филарет привез “чудотворные мощи” царевича из Углича в Москву и насаждал культ святого Дмитрия Углицкого – для того, чтобы с подачи Шуйского убедить, что когда-то спасший его Лжедмитрий был самозванцем. А затем, встав в оппозицию царю Василию, стал “нареченным патриархом” в тушинском лагере Лжедмитрия II.

Филарета можно считать первым из династии Романовых: при царе Михаиле он носил титул «Великий государь» и был фактически главой государства. Царствие Романовых началось со Смуты и Смутой закончилось. Причем второй раз в русской истории царская династия прервалась убийством царевича. Есть легенда, что Павел I закрыл в ларец на сто лет предсказание старца Абеля, касающегося судьбы династии. Не исключено, что там фигурировало имя Дмитрия Иоанновича.

Конец народного доверия

До сих пор историки спорят, был ли «царь ненастоящим». Впрочем, наверное, мы об это никогда не узнаем. Сейчас мы можем говорить только о том, что Дмитрию так и не удалось возродить Рюриковичей. И снова роковым стал конец весны: 27 мая в бояре под руководством Василия Шуйского устроили хитроумный заговор, во время которого был убит Лжедмитрий. Народу объявили, что царь, которого они еще недавно боготворили, является самозванцем, и устроили публичное посмертное поругание. Этот абсурдный момент окончательно подорвал народное доверие к властям. Простые люди не верили боярам и горько оплакивали Дмитрия.

Вскоре после убийства самозванца, в начале лета, ударили страшные морозы, которые уничтожили все посевы. По Москве поползла молва о проклятии, которое бояре навлекли на Русскую Землю, убив законного государя. Кладбище у Серпуховских ворот столицы, на котором погребли самозванца, стало местом поломничества у многих москвичей.

Появилось много свидетельств о «явлениях» воскресшего царя в разных концах Москвы, а некоторые даже утверждали, что получили от него благословение. Испугавших народных волнений и нового культа мученника, власти выкопали труп “вора”, зарядили его прах в пушку и выстрелили в сторону Польши. Жена Лжедмитрия Марина Мнишек вспоминала, когда тело ее мужа тащили через кремлёвские ворота, ветер сорвал с ворот щиты, и невредимыми, в том же порядке установил их посреди дорог.

Музейная экспозиция

Мемориально-выставочный комплекс, представленный в церкви Димитрия на Крови, называется «Святыни и реликвии угличской трагедии». В экспозицию входят:

  • иконостас трапезной с работами мастеров Оружейной палаты (XVII—XVIII вв.);
  • храмовый резной иконостас с позолотой, установленный в 1865 году;
  • мемориальные экспонаты — носилы, рака и слюдяной фонарь, участвовавшие в процессии перенесения мощей Димитрия в Москву;
  • легендарный ссылный колокол;
  • икона-мощевик, где хранились чешуйки запекшейся крови царевича, добытые из его гортани, а также наперстный
  • крест Димитрия и орешки, взятые мальчиком на свою последнюю прогулку;
  • чеканная риза из серебра с золочением, изготовленная для иконы «Царевич Димитрий» в 1815 году местным мастером Михаилом Хорхориным.

Главный иконостас, Максим Ершов

В церкви есть несколько особо ценных икон:

  • «Богоматерь Одигитрия» — дар царя Михаила Федоровича, полученный из Москвы в 1631 году;
  • «Спас на Престоле» — выполнена Петром Билиндиным в 1692 году;
  • «Царевич Димитрий» — список 1808 года работы местного художника Григория Буренина, сделанный с присланной Михаилом Федоровичем в 1630 году иконы (оригинал не сохранился);
  • «Николай Чудотворец» — изготовлена Николаем Вургаровым в 1692 году;
  • «Богоматерь Цареградская» — написана Петром Хомяковым в 1708 году.

Ссыльный колокол

Угличан о смерти царевича Димитрия известил набатный колокол, зазвучавший по указанию Марии Нагой. Народ собрался у Спасского собора и, узнав о печальной новости, взволновался. В итоге произошел бунт и самосуд над предполагаемыми убийцами. В ходе расследования трагического события колокол был признан подстрекателем, его судили и приговорили к наказанию. Сначала его сбросили с колокольни, затем отрубили ухо, вырвали язык и прилюдно выпороли, а напоследок — отправили в Сибирь.

Ссыльный колокол, dari_nikolaeva

Целый год колокол путешествовал к месту своего назначения, его своими силами волокли угличане, приговоренные после бунта к ссылке. В Тобольск он прибыл в 1593 году, где получил статус «первоссыльного неодушевленного» и был заперт в приказной избе. Но позже он занял место на колокольне Спасской церкви, а затем чудом перебрался на колокольню Софийского собора, и пока она не развалилась в 1780 году, колокол отбивал часы и набат в случае пожара. Затем он висел на козлах из бревен и чуть не расплавился при сильнейшем пожаре в Тобольске, случившемся в 1788 году.

Ссыльный колокол поменял еще несколько мест и даже использовался в качестве благовеста. В 1849 году о его возвращении в Углич стали ходатайствовать мещане Серебренниковы, учитель-краевед Федор Киссель и около четырех десятков угличан. Но колокол амнистировали лишь в 1892 году, накануне 300-летия с момента вынесения приговора. Разрешение на обратный переезд дал сам император Александр III, но чтобы забрать колокол на его историческую родину, в пользу Тобольска пришлось выплатить 600 рублей.

Ссыльный колокол попал в экспозицию Угличского историко-архитектурного и художественного музея, став одним из его первых экспонатов. В 1980-х годах были проведены металлографические и химические исследования колокола, доказавшие, что он является подлинным.

Елена Яхонтова

Великий Голод

Смерть последнего государя из династии Рюриковичей открыло дорогу к царству Борису Годунову, который фактически был правителем страны еще при живем Федоре Иоанновиче. К тому времени за Годуновым в народе закрепилась репутация «убивца царевича», однако это не сильно его смущало. Путем хитрых манипуляций он все-таки был избран царем, и почти сразу же начал с реформ.

За два недолгих года он провел преобразований в стране больше, чем предыдущие цари за весь XVI век. И когда Годунов уже, казалось, снискал народную любовь, грянула катастрофа – из небывалых климатических катаклизмов на Русь пришел Великий голод, который длился целых три года. Историк Карамзин писал, что люди «подобно скоту щипали траву и питались ею; у мертвых находили во рту сено. Мясо лошадиное казалось лакомством: ели собак, кошек, стерво, всякую нечистоту. Люди сделались хуже зверей: оставляли семейства и жен, чтобы не делиться с ними куском последним.

Не только грабили, убивали за ломоть хлеба, но и пожирали друг друга… Мясо человеческое продавалось в пирогах на рынках! Матери глодали трупы своих младенцев!..» Только в одной Москве умерло от голода более 120 000 человек; по всей стране орудовали многочисленные шайки разбойников. От родившейся было народной любви к избранному царю не осталось и следа – в народе снова говорили о проклятии царевича Дмитрия и о «проклятом Бориске».

Последнее проклятие

Смута на Руси закончилась только в 1613 году – с установлением новой династии Романовых. Но исчезло ли при этом проклятие Дмитрия? 300-летняя история династии свидетельствует об обратном. Патриарх Филарет (в миру Федор Никитич Романов), отец первого «романовского» царя Михаила Федоровича, был в самой гуще «страстей по Дмитрию». В 1605 году, его, заключенного Борисом Годуновым в монастырь, освободили как «родственника Лжедмитрий I». После воцарения Шуйского именно Филарет привез “чудотворные мощи” царевича из Углича в Москву. Он насаждал культ святого Дмитрия Углицкого для того, чтобы с подачи Шуйского убедить, что когда-то спасший его Лжедмитрий был самозванцем. А затем, встав в оппозицию царю Василию, стал “нареченным патриархом” в тушинском лагере Лжедмитрия II.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector