872 дня голода: истории переживших блокаду ленинграда

Хлеб­ные кар­точ­ки

Кар­точ­ка в бло­кад­ном Ле­нин­гра­де — глав­ный до­ку­мент, ко­то­рый да­вал пра­во ку­пить про­дук­ты по го­су­дарс­твен­ным це­нам. На листе бу­ма­ги с от­пе­ча­тан­ны­ми та­ло­на­ми бы­ло ука­за­но, сколь­ко грам­мов и ка­ких про­дук­тов мож­но по ним по­лу­чить.

В и­юле 1941 го­да по­яв­ле­ние кар­то­чек не выз­ва­ло па­ни­ки: иног­да хлеб по нор­ме не вы­ку­пал­ся пол­ностью. Кру­пы́ в за­ви­си­мос­ти от со­ци­аль­но­го ста­ту­са по­ла­га­лось тог­да от 1 до 2 ки­лог­рам­мов в ме­сяц, мя­са — от 600 грам­мов до 2,2 ки­ло­грам­ма. Од­на­ко сим­во­лом бло­ка­ды ста­ла хлеб­ная кар­точ­ка с нор­мой хле­ба для иж­ди­вен­цев (не­ра­бо­та­ющих граж­дан), слу­жа­щих и де­тей до 12 лет — 125 грам­мов в день. Та­кой нор­ма­тив был ус­та­нов­лен уже 20 но­яб­ря 1941 го­да, че­рез пол­то­ра ме­ся­ца пос­ле на­ча­ла бло­ка­ды. До ян­ва­ря 1942 го­да месячная нор­ма вы­да­чи жи­ров для ра­бо­чих и ин­же­нер­но-тех­ни­чес­ких ра­бот­ни­ков (ИТР) сос­тав­ля­ла 600 грам­мов, для слу­жа­щих — 250 грам­мов, для иж­ди­вен­цев — 200 грам­­мов; са­ха­ра и кон­ди­тер­ских из­де­лий ра­бочим и ИТР в месяц по­ла­га­лось выда­вать 1,5 ки­лог­рам­ма, слу­жа­щим — 1 ки­лог­рамм, иж­ди­вен­цам — 800 грам­мов, а де­тям до 12 лет — 1,2 ки­лог­рам­ма.

Вы­дачу про­дук­тов по кар­точ­кам ста­ли за­дер­жи­вать уже в ок­тяб­ре 1941 го­да. В кон­це но­яб­ря на­ча­лась па­ни­ка, по­тому что в ма­га­зи­нах не­воз­мож­но бы­ло ку­пить ни жи­ров, ни мя­са. В ян­ва­ре 1942 го­да воз­ник­ли пе­ре­бои с хле­бом. Из-за от­сутс­твия во­ды прек­ра­ти­ли ра­бо­тать хле­бо­за­во­ды. Оче­ре­ди за хле­бом рас­тя­ну­лись на нес­коль­ко су­ток, хлеб на­ча­ли вы­да­вать му­кой. «По­лу­ча­ет че­ло­век му­ку, са­дит­ся, по­то­му что от ус­та­лос­ти ид­ти… не мо­жет, и хва­та­ет из ме­шоч­ка эту му­ку и пря­мо ее ест…» — вспо­ми­нал ле­нин­гра­дец Алек­сандр Ти­хо­нов. 

Кар­точ­ная сис­те­ма час­то пред­по­ла­га­ла за­ме­ны од­них про­дук­тов на дру­гие: вмес­то са­хара на те же та­лоны мож­но бы­ло по­лучить кон­ди­тер­ские из­де­лия или ка­као, вмес­то мас­ла — жир или да­же се­лед­ку.

Когда деревянное кружево не спасает от уничтожения

Как вообще появилась традиция украшать дома резьбой? Считалось когда-то, что эти узоры привлекают в дом светлые силы и защищают от зла. Поэтому в деревянном узоре встречались «правильные», добрые символы – вроде солнца, растительных орнаментов. По этой же причине украшали именно калитки, двери, окна – ведь через них можно было проникнуть в дом. Наличники были важны и с практической точки зрения – они прикрывали щели между стеной и оконной коробкой.

Отличительные особенности русских домов диктовали местность и климат, типичным вологодским домом стал одноэтажный сруб на высоком подклете, с крутой крышей. Дом окружали хозяйственные постройки – сараи, конюшня. Дворянские дома украшал портик на фасаде с четырьмя, шестью или восемью колоннами, купеческие строились с мезонином.

Особняк на протяжении двадцати пяти лет был домом семье Шахова, сын купца, иконописец, украсил фасады резьбой. После революции дом стал коммуналкой, а в девяностые годы прошлого века получил смешанный статус – наполовину государственная, наполовину частная собственность. Жить в нем, однако, было затруднительно – на протяжении века дом капитально не ремонтировался, больше того – остро вставал вопрос о сохранении одного из самых эффектных деревянных зданий старой Вологды.

На средства энтузиастов в 2013 году были выполнены работы по консервации здания, что уберегло его от обрушения на восемь лет. Реставрации, несмотря на острую необходимость, не случилось – памятник федерального значения без санкции государства ремонтировать было нельзя, а такой санкции получено не было. В октябре 2021 года, пережив своего главного хранителя, фотографа и краеведа Леонида Старикова, умершего двумя годами ранее, дом Шахова сгорел при пожаре.

«На прогулке мы попадали под обстрел»

Елизавета Дмитриевна Перепеченко, 83 года

Я родилась в Ленинграде, и предки мои жили здесь с середины XIX века. В блокаду мне было шесть лет. У моей семьи очень грустная история. Папу забрали, когда мне было восемь месяцев, маму забрали в начале войны, в 1941 году. Обоих забрали по доносу, оба впоследствии были реабилитированы. Папа вернулся, нашел меня после войны в детском доме, мама погибла. Только через 52 года я узнала, куда мама исчезла. Она просто исчезла и все, ее прямо на работе забрали…

Я осталась с бабушкой. Когда она умерла, соседи меня, по счастью, отвели в детский сад. Это было летом 1942-го года: мне было уже семь лет, но тогда в школу шли с восьми. Так я стала ходить в садик, и меня оставили там больше, чем на год – я просто там жила постоянно. А потом, когда пошла в школу, меня уже перевели в детский дом.

У меня о нашем детском саде воспоминания хорошие. Знаете, как говорят: «Все лучшее – детям». Так вот, тогда это был не лозунг – действительно, старались сделать все для детей. Детские сады в блокаду работали, как положено: были и музыкальные занятия, и рисование, и прогулки. Только на прогулке мы попадали под обстрел…

Обстреливали все время, по несколько раз в день, но один день я особенно запомнила. Наша группа была на прогулке, когда начался жуткий обстрел. Воспитательница загнала нас всех в подъезд какого-то дома и закрыла нас собой, как курица цыплят. Так мы стояли, пока все это не кончилось. Это было что-то ужасное.

Наступление на «город Ленина»

Так когда началась блокада Ленинграда? Кратко перечислять события, которые этому предшествовали, можно долго. Но официальной датой считается 8 сентября 1941 года. Несмотря на жесточайшие по своему накалу бои на подступах к городу, «с наскока» взять гитлеровцы его не смогли. А потому 13 сентября начался артиллерийский обстрел Ленинграда, который фактически продолжался всю войну.

У немцев был простой приказ относительно города: стереть с лица земли. Все защитники должны были быть уничтожены. По другим сведениям, Гитлер просто опасался того, что при массированном штурме потери немецких войск будут неоправданно высоки, а потому и отдал приказ о начале блокады.

В общем, суть блокады Ленинграда сводилась к тому, чтобы “город сам упал в руки, подобно созревшему плоду”.

Коллективное принуждение к отдаче

Не все охотно делились с ближними. Кожное психическое, доведенное до крайности лишениями и помноженное на дистрофию тела, давало патологическую жадность. За дележом пищи ревниво следили все, от мала до велика, контроль за распределением еды был строжайший не столько от инстанций, сколько от самих горожан. Социальный стыд в условиях, когда добро и зло предельно обнажены и нет ни малейшей возможности самооправдания, был главным контролером.

«Как ты смел об одном себе думать»? — упрекали мальчишку, пойманного при попытке кражи карточек. Любой поступок оценивался «по коду милосердия», любое отступление скрупулезно фиксировалось в дневниках . Того, кто выказывал радость от попадания бомбы в дом (можно разжиться дровишками), именовали «прохвостом», скупо фиксировалась и «буфетчица с лопающимся от жира лицом». Никаких оценок, никакого осуждения, только описание, не оставляющее сомнений в немилосердности получателя ради получения.

Коллективное принуждение к отдаче в стаю было очень сильным. Кто с досадой, кто с обидой, но вынуждены были признавать право другого на получение помощи, вынуждены были отдавать. Тех, кто не мог работать, а значит, и получать паек, старались отправить в стационары, определяли инвалидность третьей (рабочей) группы всем, кто мог хоть как-то передвигаться. Глубокими инвалидами были практически все блокадники. Официальная инвалидность означала отсутствие рабочей продуктовой карточки и верную гибель.

Зверь стоокий

Голод обострял восприятие. Люди были готовы видеть обман и кражу повсюду. Скрыть свое процветание за счет других было невозможно: все написано на сытом лице. Лучшего заслона от стяжательства нельзя было и придумать. Перефразируя Тютчева, можно сказать, что голод, как зверь стоокий, глядел на каждого из куста. Социальный стыд и в условиях снижения планки дозволенного удерживал многих от мародерства, кражи, подлости.

Лукавство ради выживания не осуждалось. Сокрытие смерти ребенка ради сохранения его карточки для других членов семьи не порицалось. Кража ради наживы — вот что было непростительно, не совместимо с понятием «человек» (купить пианино за булку хлеба, взятки за эвакуацию). Люди не просто замечали «гревших руки», они писали жалобы руководителям города, вплоть до А. Жданова, требовали разобраться с жиревшими за чужой счет «кладовщицами-продавщицами-управдомами». Со студенткой, укравшей карточки в общежитии, отказывались жить в одной комнате.

В таких условиях присваивать себе принадлежавшее всем способны были лишь индивиды, безнадежно провалившиеся в архетип озверения. Для них не находилось в людских душах даже ненависти, только презрение. С горечью и отчаянием признавались люди в своих «преступлениях»: нес хлеб жене, не удержался, съел сам… вышло так, что я что-то получила за свои услуги… все нутро томится по каше… Зачем они писали об этом в дневниках? Можно ведь было скрыть. Не скрывали. «Съел 400 грамм спрятанных для дочери конфет. Преступление» .

Спасение Ленинграда

Несмотря на многочисленные попытки разорвать кольцо блокады, успеха на этом направлении советскому командованию удалось добиться только на фоне Сталинградской битвы, когда нацисты вынуждены были забрать из-под Ленинграда часть войск. В январе 1943 года встречные удары войск Ленинградского и Волховского фронтов позволили пробить брешь в обороне нацистов южнее Ладожского озера и восстановить сухопутную связь между осаждённым городом и остальной страной. Через коридор шириной всего 8—11 км были в сжатые сроки проложены железнодорожные пути и автомобильная трасса.

Также по теме


«С каждым днём было всё тяжелее»: жительница блокадного Ленинграда — о войне, голоде и патриотизме

27 января будет отмечаться 76-летие полного снятия блокады Ленинграда, продолжавшейся 872 дня. Её жертвами, по разным оценкам, стали…

Полностью блокада была снята в начале 1944 года, когда советские войска нанесли поражение группе армий «Север» и отбросили нацистов на 60—100 км от Ленинграда. Блокада продолжалась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года.

По словам историков, героическая оборона Ленинграда существенно повлияла на весь ход Великой Отечественной войны.

Как отметил Сергей Перелыгин, город, носивший имя создателя советского государства, был важным идеологическим символом. Нацистское руководство верило, что его уничтожение подорвёт устойчивость советской системы и веру в победу жителей СССР. Однако Ленинград выстоял, и это стало серьёзной моральной победой для советского народа.

Как отметил Дмитрий Суржик, помимо политического и морального значения, Ленинград играл также огромную военную и экономическую роль.

  • Блокадный Ленинград. Моряки Балтийского флота беседуют с девочкой Люсей. Её и других детей вывозят из блокадного города. Девочка осталась сиротой — её родители умерли от голода
  • РИА Новости

«После потери украинского промышленного района Ленинград был очень и очень важен, чтобы удерживать фронт поставками оружия и боеприпасов. И конечно же, потеря Ленинграда, высвободив огромные нацистские силы, резко бы усугубила положение на советско-германском фронте, и в том числе положение Москвы», — заявил эксперт.

Как отмечают историки, бои под Ленинградом сковали около 30 нацистских дивизий, которые немцы не смогли использовать в такие решающие моменты войны, как Курская битва.

  • Ликующий Ленинград. Блокада снята

«Надо отдать должное мужеству защитников Ленинграда, которые до последнего держались, не сломались и проявили высокие примеры преданности долгу. Мы знаем о пекаре, который умер от голода на своём рабочем месте, о сотрудниках НИИ растениеводства, которые умирали, но сохранили семенной фонд. То, как выстояли ленинградцы, — это высокий и яркий пример мужества, воли к борьбе и патриотизма», — резюмировал Дмитрий Суржик.

«Немцы постоянно бомбили. Дети ли, взрослые ли, баржи с продуктами… Они бомбили ПОСТОЯННО»

Фото из личного архива

В первый же день блокады немцы уничтожили все продовольственные склады в городе. В Ленинграде начался страшный голод. 125 граммов хлеба – порой это все, что можно было съесть за день в холодном, обстреливаемом с воздуха городе. Чтобы выжить, люди ели все – траву, землю, варили кожаные ремни и плитки столярного клея из рыбьей чешуи. В городе не осталось ни птиц, ни кошек, ни собак, а превратившиеся в живые скелеты люди умирали прямо на улице.

Осенью 1941 года для спасения жителей блокадного Ленинграда было принято решение проложить по дну Ладожского озера автомобильную дорогу.

Дорогу прокладывали по принципу наименьших глубин – где вода промерзнет быстрее и лед будет надежнее.

ТАСС/Мазелев Рафаил

21 ноября по Дороге жизни – а именно так ленинградцы называли трассу через Ладожское озеро, поскольку это был единственный путь, позволивший поддерживать связь с Большой землей – в прибрежный поселок Осиновец пришел первый конно-транспортный батальон, который привез в город 63 тонны муки. Трасса протяженностью более 30 километров проходила от мыса Осиновец, через острова Зеленцы, с разветвлением на села Кобона и Лаврово. А 22 ноября движение по трассе начали легендарные «полуторки». Колонна из 60 автомобилей со стороны блокадного Ленинграда впервые пересекла по льду Ладожское озеро. На следующий день они вернулись в город с продовольствием.

Позднее на Ладожском озере появились посты техпомощи, пункты обогрева и питания, регулировщики и указатели. Фашисты постоянно обстреливали Дорогу жизни, поэтому водители снимали двери, чтобы в случае, если машина провалится, можно было тут же выпрыгнуть.

Фото из личного архива

Жизнь в блокадном Ленинграде

А в Ленинграде все еще было спокойно. Многие соседи, особенно с детьми, отказывались от эвакуации. Боялись, что их квартиры будут разграблены. Потом-то спохватились, но было уже поздно. А некоторые люди даже ждали прихода немцев. Например, вспоминала Зина, дворник говорил, что это культурная нация и при них будет лучше.

А немцы все шли вперед, и стало ясно — легкой победы над ними не будет. Люди побежали в сберкассы, пытаясь забрать свои сбережения. Однако наличные быстро заканчивались. Многие отстаивали в очереди несколько часов впустую. Потом начался дефицит продуктов. Появились магазины, в которых можно было купить деликатесы, но очень дорого.

У Зины были кое-какие накопления, но эти цены были ей не по карману. Они вместе с кухаркой и прислугой, как и многие другие ленинградцы, ездили в окрестные деревни (немцы еще не подошли вплотную к городу) и покупали там продукты.

Потом в ход пошли вещи: крестьяне поняли, что деньги обесцениваются, и соглашались только на натуральный обмен.

В те дни немецкие самолеты часто разбрасывали над городом листовки. Несмотря на то, что в советских газетах печатались статьи, где рассказывалось о надежной воздушной защите Ленинграда. А потом начались налеты.

Первая сирена, как рассказывала Зинаида, и мертвого бы разбудила. Все бежали в подвал, а там от взрывов стены тряслись так, что даже ярые коммунисты крестились. Просидели до 12 часов ночи, а потом все пошли спать.

Уничтожение Бадаевских складов запомнилось Зине запахом горелого сахара. И потому она в дальнейшем не выносила этот запах. Даже многие кондитерские изделия не ела.

Как выжить?

Нормы выдачи хлеба в городе все уменьшались. Пришлось через связи погибшего мужа искать знакомых, через которых можно было обменять на еду стоявшие дома бутылки дорогого вина и коньяка, а также оставшиеся вещи.

Вскоре кончились и эти запасы. Кухарка устроилась на фабрику — там давали талоны на обеды. Прислуга нашла работу на складе. Там она познакомилась с каким-то большим начальником и переехала к нему жить. Только один раз она пришла к Зине по старой памяти. Принесла кулек пшена.

В городе исчезли кошки и собаки. Люди съели все, что было возможно. Поговаривали, что на рынке продают колбасу из человечины, а в городе часто пропадают дети. Люди умирали тысячами. Многих смерть застигала во сне: засыпали и уже не просыпались.

Просьба о помощи

Зинаида вспоминала, что ей уже все было безразлично. В городе повсюду лежали мертвые тела — в подъездах и на улицах. Их собирали и везли на санях на кладбища, как бревна.

Как-то вечером Зина шла по улице. Идущая впереди нее девушка вдруг упала. Зина подошла к ней, а та шепотом попросила о помощи. Зинаида попыталась помочь ей подняться. А девушка вдруг вцепилась ей в шею мертвой хваткой. Помоги! Зина страшно испугалась. Она кое-как отбилась от умирающей и пошла прочь.

Зине вдруг показалось, что это смерть чуть не забрала ее. Вернувшись домой, Зинаида пришла в себя. Она позвала кухарку, уже вернувшуюся с фабрики, и попросила пойти с ней. Они пришли к месту, где осталась лежать девушка.

Поняв замысел хозяйки, кухарка стала отказываться помогать: им самим есть нечего! Но Зина, как одержимая, настаивала на своем. Девушку подняли на ноги, и повели к себе домой.

Здесь доходяге дали кусок лепешки из жмыха. Она в момент его съела. Когда девушке стало чуть лучше, она сказала, что ее зовут Эллина. В Ленинград она приехала учиться балету задолго до блокады. Идти домой она от слабости не могла, и Зина оставила ее у себя.

Надо сказать, что Зинаида, благодаря помощи друзей Дмитрия, была приписана к военному заводу, хотя и не работала там. По талонам в столовой раз в день она получала миску супа. Так они и существовали. Зина и кухарка приносили домой жидкий суп, и делили его на троих.

Потом, опять же благодаря друзьям Дмитрия, им удалось попасть в число эвакуирующихся. Ехали в кузове грузовика по льду Ладожского озера. В Череповце кухарка умерла от истощения. Ее похоронили в общей могиле.

Эллину же оставили в Череповце в больнице — она была при смерти. Зинаида тоже хотела остаться здесь, но для нее не было ни угла, ни работы. Она решила ехать дальше…

Первые дни блокады Ленинграда

По приказу Гитлера его войскам предстояло взять Ленинград в кольцо и регулярно подвергать его обстрелам из тяжелых орудий. Немцы планировали постепенно сжимать кольцо и тем самым лишить город любого снабжения.

Фюрер думал, что Ленинград не выдержит долгой осады и быстро капитулирует. Он и подумать не мог, что все его намеченные планы потерпят фиаско.

Известие о блокаде Ленинграда разочаровало немцев, которые не хотели находиться в холодных окопах. Чтобы как-то ободрить солдат, Гитлер объяснил свои действия нежеланием напрасно расходовать человеческие и технические ресурсы Германии. Он добавил, что вскоре в городе начнется голод, и жители просто вымрут.

Справедливо отметить, что в какой-то мере немцам была невыгодна капитуляция, поскольку им бы пришлось обеспечивать пленных продовольствием, пусть и в самом минимальном количестве. Гитлер, наоборот, побуждал воинов нещадно бомбить город, уничтожая гражданское население и всю его инфраструктуру.

С течением времени неизбежно возникали вопросы относительно того, можно ли было избежать тех катастрофических последствий, которые принесла блокада Ленинграда.

Сегодня, имея документы и свидетельства очевидцев, не вызывает сомнений тот факт, что у ленинградцев не было шансов выжить, если бы они согласились добровольно сдать город. Фашистам просто не нужны были пленники.

Спасти любой ценой

С целью спасения жизни ленинградцев, решением Ленинградского исполкома были организованы стационары и пункты усиленного питания, действующие при промышленных предприятиях, благодаря чему смогли выжить более 200 тысяч человек. Если изначально такие меры были предусмотрены исключительно для рабочих, то к весне 1942 года такой помощью могли воспользоваться иждивенцы и служащие.

К январю 1942 года титаническими усилиями властей удалось немного повысить нормы выдачи по хлебным карточкам, но и это не спасало от изнуряющего голода. Советское правительство делало все возможное, чтобы доставить продукты питания в голодающий город. Отчасти эти попытки увенчались успехом: так, к весне 1942 из рецептуры хлеба были почти полностью выведены несъедобные примеси, а 16 февраля после многомесячного перерыва впервые жители увидели мясо – замороженную говядину и баранину.

В зоне особого внимания были дети. В условиях жесточайшего дефицита ресурсов, власти смогли организовать работу 85 детских домов, принявших 29 800 детей, оставшихся без попечения родителей. На каждого ребенка выделялся набор продуктов, который при своей скудности все-таки помогал поддерживать жизнь. Открывались стационары и в действующих учебных заведениях, где студенты могли получить кратковременную помощь в течение 1-2 недель.

Попытки прорыва блокадного кольца

Советское командование не могло смириться со сложившейся ситуацией и неоднократно предпринимало попытки прорыва блокады. Наступление в направлении Синявинско-Шлиссельбургского выступа не увенчалась успехом. Во-первых, немецкие войска смогли организовать мощное укрепление, во-вторых – советские солдаты были крайне истощены и изнурены непрекращающимися боями.

Основные силы были сосредоточены на Невском пятачке: узком участке земли (ширина 550-810 м) длиной менее 3 км, территориально находившемся на левом берегу Невы. Неоднократные попытки расширить плацдарм заканчивались огромными потерями из-за крайне невыгодного расположения: вся территория простреливалась со стороны противника. Однако о сдаче знаменитого Невского пятачка речи не шло, поскольку это значительно усложняло задачу прорыва блокадного кольца. Точных данных о количестве погибших нет, но по оценкам военных историков потери оцениваются в 51 тыс. человек.

Не увенчалась успехом и попытка прорыва блокады совместными силами Ленинградского и Волховского фронта, завершившаяся тяжелым поражением Советской Армии и огромными потерями.

Первый прорыв

Значимой датой в истории блокадного Ленинграда стало 29 марта 1942 года, когда в осажденный город прорвался партизанский обоз с продовольствием

Конечно, решить проблему голода это событие не могло, но оно имело важное идеологическое значение. Партизаны доказали несостоятельность немецких войск контролировать свой тыл и вселили уверенность в способность армии разорвать блокадное кольцо

В это же время для борьбы с голодом были созданы подсобные хозяйства. Под огородничество выделялись все пригодные участки земли, а владельцам оказывалась помощь в приобретении рассадного материала. К весне 1942 года заметно сократилось количество уличных смертей: если в январе на улицах санитарные службы собирали около 7 000 трупов, то в мае – не более 50.

Силами Ленинградских властей и переживших первую блокадную зиму ленинградцев, началось восстановление коммунального хозяйства, восстановилась работа предприятий и государственных учреждений, вышел на привычные маршруты общественный транспорт.

Официальные данные за 1941-1942г. 

Если в мирное время в Ленинграде от естественных причин умирали около 3 000 человек, то за январь-февраль 1942 года город потерял четверть миллиона жителей. В марте смертность немного сократилась (1100 тыс. человек).

Радикальное снижение произошло в мае: количество умерших составило 50 000 человек, а в сентябре – 7 000 человек. Такое снижение нельзя рассматривать как улучшение условий жизни: просто самые слабые (в основном люди пожилого возраста и хронически больные люди) уже умерли, выжили сильнейшие. Постепенно меняются и причины смерти: теперь на первый план снова выходят ранения и гибель во время бомбардировок и обстрелов. Первый год блокады стал самым тяжелым и трагическим: город на Неве потерял 783 тысячи своих жителей.

Зна­чок «свет­ля­чок»

Фос­фо­рес­ци­ру­ющие знач­ки «свет­ляч­ки» по­мо­га­ли лю­дям пе­ред­ви­гать­ся в пол­ной тем­но­те: воз­можно, они бы­ли пок­ры­ты ра­ди­о­ак­тив­ным «све­то­со­ста­вом по­сто­ян­но­го дей­ствия», СПД, — солью ра­дия в со­че­та­нии с фос­фо­ром.

От­дель­но упо­ми­на­лось, что знач­ки де­ла­лись не из ма­тери­алов, нуж­ных во­ен­ной про­мыш­леннос­ти, а из «от­хо­дов и от­бро­сов» — ис­поль­зо­ван­ных ме­тал­ли­чес­ких ба­нок, ко­ро­бок, лис­тов ржа­вой жес­ти, об­рез­ков цел­лу­ло­ида, лос­ку­тов, ку­соч­ков про­во­ло­ки, ко­жи, кар­то­на, бу­ма­ги и т. д.

Начало осады

В направлении Ленинграда была брошена группа армий «Север». Гитлер ожидал, что получит город буквально сходу – еще в июне 1941. Но его ждало разочарование. Ленинградцы и жители пригородов активно строили укрепления и защищали свои территории. А поступление новейших тяжёлых танков КВ-1 и КВ-2 позволило сдержать гитлеровские войска на несколько недель.

Недовольный сложившимся положением дел Гитлер сам направился в группу армий «Север» и лично контролировал составление плана по захвату города. В августе войска фюрера перешли в наступление:

  • 15.08 – взятие Новгорода;
  • 20.08 – падение Чудово;
  • 30.08 – перерезано железнодорожное сообщение Ленинграда с остальной страной.

В точности следуя плану, немцы в первые дни сентября все плотнее сжимали кольцо, методично блокируя:

  • Кировскую железную дорогу;
  • Беломоро-Балтийский канал в районе Онежского озера;
  • Волго-Балтийский путь в районе р. Свирь.

К 8.09.41 солдаты Вермахта взяли Шлиссельбург и на 79 день войны полностью окружили Ленинград. Город оказался отрезанным по суше и воде. Единственное, что связывало его с остальным миром – Ладожское озеро и воздушное сообщение.

Дневники блокадных детей

Сохрани мою печальную историю. Блокадный дневник Лены Мухиной

Елена Мухина родилась в Уфе. В начале 1930 годов вместе с матерью переехала в Ленинград. Когда её мать заболела и скончалась, девочку удочерила тётя, Елена Николаевна Бернацкая, работавшая в то время балериной в Ленинградском малом оперном театре, потом художником в том же театре.

В мае 1941 года, в записной книжке Бернацкой, Лена начала вести дневник. С началом войны записи в дневнике носили бодрый характер, но в дальнейшем, особенно в связи с блокадой Ленинграда, их характер изменился. В них откровенно и детально описывалась жизнь в осаждённом городе: обстрелы и бомбёжки, крохотные пайки хлеба, холодец из столярного клея, смерть близких людей.

Лена внимательно фиксирует приметы блокадного быта, пытается осмыслить свои поступки и душевные движения. 7 февраля 1942 года скончалась и приёмная мать. Последняя запись в дневнике датирована 25 мая 1942 года. В начале июня 1942 года в истощённом состоянии Лена Мухина была эвакуирована в город Горький. Потом училась, работала, умерла в Москве 5 августа 1991 года.

Дневник Лены Мухиной хранится в Центральном государственном архиве историко-политических документов Санкт-Петербурга. При помощи историка С. В. Ярова в 2011 году дневник Лены Мухиной был выпущен в издательстве Азбука с его же вступительной статьей.

В Озоне        В Лабиринте           В My-shop

Про Капу Вознесенскую

Блокадный дневник 14-летней школьницы, ленинградской Анны Франк, найденный жильцами одной из коммуналок в 2010 году, опубликован к 70-летию Победы.

Про Аню Бирюкову

Блокадный дневник четырнадцатилетней ленинградской школьницы. Июнь 1941 — май 1943 гг. Как и Капа Вознесенская, Аня родилась в ноябре 1927 года, с разницей в несколько дней. Они непохожи — боевитая Капа и спокойная, с внутренним достоинством («но мы еще кошек не ели, так как у нас натура совсем другая…») Аня. Но общее Пережитое делает их близкими… Дневник опубликован в конце 2015 г.

Школа жизни. Воспоминания детей блокадного Ленинграда

Сборник рассказов от первого лица тех, чьё детство пришлось на тяжёлое блокадное время. Болезненные воспоминания героев, их стойкость и мужество ещё раз напоминает читателям, какой нелегкой ценой досталась Великая победа. Издан в 2014 г.

Военный дневник Тани Вассоевич

Эта книга — уникальный военный дневник ленинградской школьницы Тани Вассоевич, которая была в числе тех, кто пережил самую страшную блокадную зиму 1941-1942 годов. В январе 1942 года она похоронила своего 16-летнего брата Владимира, а в феврале свою маму Ксению Платоновну.

С самого первого дня войны до победного мая 1945 года Таня вела записи, которые замечательны ещё и тем, что содержат множество цветных рисунков. Именно они превращают дневник Тани в подлинное произведение детского изобразительного искусства времени Великой Отечественной войны. Сегодня этот исторический документ бережно хранится её сыном — профессором Андреем Леонидовичем Вассоевичем, который предпослал публикации 2015 г. военного дневника вступительную статью.

Дети блокадного Ленинграда Светлана Магаева и Людмила Тернонен

Книга подготовлена к 70-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов при участии «Московской общественной организации ветеранов – жителей блокадного Ленинграда».

Авторы в детском возрасте пережили бомбардировки и артобстрелы, лютый голод и промозглую стужу первой блокадной зимы. В книге представлены психологические портреты 126 блокадных детей разного возраста, приводятся данные о вкладе ленинградских детей в оборону города и о спасении осиротевших малышей.

Авторы, профессиональные врачи более чем с полувековым стажем, систематизировали особенности характеров блокадников, которые способствовали выживанию в экстремальных условиях: выносливость, обостренное чувство гражданского и семейного долга, ответственность, самообладание в критических ситуациях.

Все выжившие в блокаду дети состоялись в дальнейшем как незаурядные личности. На Пискаревском, Смоленском, Серафимовском и Волковом кладбищах покоятся жертвы блокады, в том числе ленинградские дети. Никто не знает, сколько детей погибло от голода, сколько убито бомбами и снарядами. По некоторым подсчетам, из 400 тысяч детей, остававшихся в городе к ноябрю 1941 г., погибло не менее 200 тысяч.

В книге собраны документальные свидетельства и воспоминания бывших детей-блокадников, сведения о том, что довелось им испытать, как удалось выжить, выстоять и помочь близким, и как сложилась жизнь после войны.

Обзор подготовила Анна

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector